О нас Инструкторы Отзывы Библиотека Фотоотчеты Видео

Сюи Минтан: просто хорошие результаты. Интервью для журнала "Цигун"

Сюи Минтан, вы – самый известный в России мастер цигун. Вас знает самое большое количество людей. Поэтому хотелось бы в первую очередь поинтересоваться чем, с Вашей точки зрения, объясняется Ваш успех в России? Ведь много разных мастеров приезжают в Россию, стараются и делают многое. А вы самый известный. Почему?

Потому что результаты хорошие.

Результаты?

Верно. Потому что большинство учеников чувствуют, что результаты хорошие получаются.

Это самое лучшее для распространения известности.

Мы вообще не занимаемся никаким распространением и пропагандой нашей школы. Все передается из уст в уста. Есть хорошие результаты, потому и успех. Со всего мира приезжают люди на занятия в Шаолинь. Очень многие, кто болел, восстанавливают здоровье. Это происходит потому, что к нашему цигуну можно подходить творчески и есть несколько разных сторон, где проявляются результаты занятий.

Во-первых, у занимающихся начинают проходить различные хронические заболевания, т.е. восстанавливается здоровье. Нет каких-то особенных трудностей, которые приходится преодолевать. Занятия не слишком трудные и не слишком простые, нет излишней сложности. Можно заниматься стоя и сидя. И сила дыхания ци проходит через самые слабые сочленения тела, оживляя их. Здоровье складывается из двух факторов – это движение и питание. Мы можем менять ситуацию с движением, совершать больше движений и перемещений, а вот ситуацию с питанием мы изменить не можем, потому что есть только те продукты, которые продаются в стране. Что нам страна дает, тем мы и питаемся. Мы идем в магазин и покупаем, и совсем не обязательно, что это будут хорошие продукты. Так что управлять этим процессом нет возможности.

Второй фактор – это состояние духа. Оно определяется состоянием общества, в котором мы живем и его контролировать тоже довольно проблематично. Общество нестабильно, все время возникают всякие тревоги, поэтому возможно управлять здоровьем только через силу дыхания ци. И через занятия цигуном мы делаем силу своего духа более устойчивой к внешним воздействиям. Поэтому внешние факторы не смогут влиять на нас.

А каково Ваше толкование понятия цигун?

У нас есть свое определение понятия цигун. Это простая наука о жизни.

Эта наука не должна быть сложной, и она не должна быть слишком таинственной и мистической. Чтобы ее могли понять и принять простые люди. Только когда человек занимается и вследствие упорных занятий ощущает улучшение состояния тела, тогда с ним можно говорить о более глубоких вещах.

Хотелось бы еще узнать об истоках и составляющих частях цигун.

Истоки течения Чжун Юань цигун лежат в знаниях древних китайских знахарей, что по-русски определяется словом «шаманы». Эти знахари были в Китае еще до появления и формирования религиозного даосизма как учения, когда такого учения целостного еще не существовало. На самых первых этапах еще не было медицины, были только шаманы, которые занимались целительством. Потом постепенно сформировалась традиционная медицина.

Но во времена Желтого императора жил очень известный врач Бьен Чуэ. Он изобрел способ диагностики по пульсу. В те времена не существовало рентгена и томографов и невозможно было увидеть, что у человека внутри, а он был способен определить болезнь внутренних органов.

Я являюсь наследником знаний школы Бьен Чуэ. И мы не обязательно должны щупать пульс больного, чтобы узнать, какая у него болезнь. В своей деятельности я долгое время пользовался  не ощущениями, а образами пульсов, однако долго не осознавал, что в китайской медицине специалисты не владеют такими способами. Я применял их заграницей в течение более 20 лет. А потом, когда вернулся, понял, что врачи у меня на родине этого не умеют. Я не оканчивал медицинский институт, я по образованию компьютерщик. И потому я не представлял себе, как обстоит дело с медицинским образованием. А заграницей я показывал эти вещи и обучал им. Все восхищались.

А когда Вы начали заниматься цигун?

С детства. Но тогда мы не называли это цигуном. Это называлось просто сидеть или принимать сидячее положение. Так говорили в деревне. И так говорил мой учитель

И во сколько лет это начинается?

И в пять-шесть лет начинают, и в два года

А вы во сколько начали?

Можно сказать, что я начал в два года. Старшие садились, и я тоже пробовал сидеть так же. А к семи-восьми годам стало понятнее.

А в где вы родились?

В деревне. Мама и папа были простыми людьми, но мама обучалась медицине.

У родителей вы тоже обучались?

Я сначала обучался у деревенских шаманов. Была одна бабушка, которая в прошлом была монахиней в монастыре. Во время культурной революции ее ослепили, она ушла из монастыря и стала жить дома. Будучи слепой, она могла точно определить болезнь. У нее было несколько учеников. И я тоже ходил к ней учиться.

А во сколько лет вы начали учиться?

Мне было 12 лет. И мне было это интересно.

Было ощущение какое-то? Почему вы пошли?

Нет, ощущений никаких не было, было занимательно. Я просто учился. Через несколько лет одна девушка-ученица сказала ей, что я мальчик. А у меня в детстве был такой тонкий женский голосок. Поскольку она монахиня, то могла учить только девочек, и она отправила меня к своему старшему брату по школе, он тоже был монахом и жил в деревне.

Вам тогда лет 16 уже было. Что вы делали после окончания школы?

Да, мне было 16 лет. Я поступил в университет в городе Сиане, изучал компьютеры. И когда я поступил в университет мой первый учитель уже умер, за ним умер и второй учитель. Дальше я учился у более молодого. Все они были монахами, ушедшими от мира. Но это не обязательно было.

Мои бабушки и дедушки тоже все это умели. Когда мне было семь лет, папа подарил мне шариковую ручку. Тогда это было редкостью и ценностью, и я ходил всем детям показывал, хвастался. Вернулся вечером домой, а ее со мной не оказалось. Я заплакал. Бабушка сказала мне не плакать, взяла иглу на нитке, подвесила ее над чашкой с водой, игла начала раскачиваться, а бабушка сказала, что ручка на мельнице. Я побежал туда и нашел ручку. Так действовали деревенские шаманы. Они все это знали и умели. А потом это стало называться предрассудками и суевериями.

Или вот еще я наблюдал явление, как чужая душа вселяется в тело. Бывает, что сидит рядом человек, потом теряет сознание, а после, открыв глаза, начинает говорить уже не своим голосом. И одна бабушкина сестра часто бывала в таком состоянии. Когда кто-то умирал иногда душа приходила в бабушкино тело. Тогда мой папа ставил ей иглу в точку под носом, жэнь чжун, и она приходила в себя. Укол в эту точку очень болезненный. Я все это видел, и даже если это называют предрассудками, все это было.

Так что с малых лет я учился вещам, которые в те времена открыто не передавали, потому что они были под запретом. За такое обучение могли сильно наказать.

А в Сиане Вы продолжали заниматься?

Да, продолжал заниматься. В то время уже начали говорить об экстрасенсорных возможностях, а я уже умел разные вещи. Но только в Пекине после окончания аспирантуры я познакомился с двумя врачами, которые показали мне, куда идти. Эти врачи были уже на пенсии. Они попросили меня осмотреть одного больного и определить его состояние. Я осмотрел больного и точно сказал, какая у него болезнь. Тогда привели жену главного врача больницы, которая уже обследовалась и у нее не нашли никакой болезни, тем не менее она чувствовала себя нехорошо. Я сказал, что она больна сахарным диабетом, но у нее проблемы с поджелудочной железой, и ее диабет отличается от обычного. Врачи были поражены моим диагнозом, потому что он оказался правильным.

Эти два врача мне сказали, что техника, которой я владею, не доступна обычным врачам. Они не умеют так ставить диагнозы. Я был очень удивлен, потому что наивно думал, что эти знания доступны всем, занимающимся медициной. А оказалось, что никто не знает этих способов. Мне тогда было 25 лет.

Потом уже я поехал в Россию. В первый раз в 1991 году в Екатеринбург, который тогда назывался Свердловск. Я приехал после окончания аспирантуры по обмену между Академиями наук СССР и КНР. Во время путча нам предложили срочно уехать, но я решил остаться. В Москве тогда ездили танки по улицам, но через несколько дней все прошло.

Тогда я начал немного преподавать цигун русским людям – членам общества ушу. Их было около 20 человек. Те, кто занимался у меня, были потрясены. Я стал учить их медитировать. Им очень понравилось и раньше они о таком не слышали. Во второй раз ко мне пришли более 50 человек. И опять всем было очень интересно, так что на третий раз пришло уже более 150 человек. Мы занимались в театре. После третьего занятия меня пригласили преподавать цигун на предприятии Уралмаш. Там уже стали заниматься 800 человек. Я заработал очень много рублей. У меня было несколько сумок с деньгами.

А когда Вы первый раз попали в Америку?

В Америку первый раз приехал в 1995 году из Китая. Поехал на компьютерную выставку. Мы повезли туда изобретения нашей компании. Оказалось, что наши разработки были никому не интересны, а после того, как я полечил кого-то, выяснилось, что к лечению у них существует огромный интерес. После этого я стал часто летать по маршруту Россия – Америка – Китай в разном порядке.

Как Вы думаете, какие перспективы развития цигун в России и на Западе?

Все большее количество людей занимается цигун, и основная цель этих занятий – стать более здоровыми, укрепить свое здоровье. Большее количество лекарств, которыми пользуются на Западе, не решает проблем со здоровьем. А цигун в отличие от медикаментов помогает людям решить какие-то проблемы.

Мы должны заниматься решением вопроса, как нам сделать более крепкими и здоровыми сосуды, когда болезнь еще не началась, а не искать способа лечения уже имеющейся болезни. И есть много вопросов как укрепить кости, как сделать более здоровой кровь и т.д. Мы в этих областях проводим исследования. Ищем ответы на вопросы как сделать более вильными легкие или укрепить работу сердца. К нам приезжают люди со всего мира, когда уже больше нигде не могут найти помощь.

 

С Мастером Чжун Юань цигун Сюи Минтаном беседовал Бронислав Виногородский для журнала «Цигун».